Топ-100 Три истории путешественников, которые застряли в раю - Мобил Гуру

Три истории путешественников, которые застряли в раю

Ещё в начале 2020 мы спокойно путешествовали, планировали поездки. И вдруг — локдаун. Многих он застал вдали от дома. По просьбе Aviasales ребята рассказывают, как это было.

Застрявшие в Таиланде

ретушёры, фрилансеры, «цифровые кочевники»
Откуда: Москва, Россия
Где застряли: Таиланд
Когда застряли: с марта по нынешнее время (декабрь)

Начало приключений

Мы поехали на зимовку в начале января, когда человечество ещё не знало, что ему предстоит. В Таиланде планировали жить до апреля, потом лететь в Южную Корею. Но самолёты начали отменять один за другим, и наш рейс тоже оказался в числе сокращённых.

Думали вернуться «Аэрофлотом» в Россию, но из-за постоянных отмен и переносов покупать билеты показалось неразумно. И хорошо, что не купили — «Аэрофлот» деньги за отмены не возвращал. Хотя их можно было использовать, чтобы улететь на одном из «вывозных» рейсов.

В итоге мы остались в Таиланде и находимся здесь по сей день.

Комендантский час и паника

Правительство почти сразу ввело жёсткие ограничения. Магазины, кроме жизненно важных, закрыли, перемещение между провинциями запретили, общественный транспорт почти не функционировал. И везде, включая улицу, необходимо было носить маски. В ночное время ввели комендантский час и даже закрыли пляжи, которые потом долго не хотели открывать.

Местные побежали в магазины сметать с полок туалетную бумагу, маски (они стали большим дефицитом) и консервы. Туристы начали паниковать и пытаться улететь домой. Не все могли позволить себе находиться в стране дольше, чем планировали. У кого-то кончались лекарства, кому-то надо было на работу.

Чуть позже Россия организовала «вывозные» рейсы, на которые можно было попасть с большим трудом. Но мы и пытаться не стали. Решили, что негоже людям, которым без разницы, где жить, занимать места тех, кому жизненно необходимо улететь домой.

Визовый вопрос

Всё, что здесь происходит с конца марта 2020, могу охарактеризовать одной фразой: «Это Таиланд, детка». Более хаотичный подход к решению визовых вопросов сложно представить.

Весной толпы туристов и зимовщиков, у которых истекал срок действия виз, начали штурмовать иммиграционные центры. Тайцы сначала бездействовали. Потом сообразили, что это не к добру, и объявили всеобщую «визовую амнистию». Сначала до конца апреля, потом июля, и, наконец, сентября. Продлевали её всегда неохотно и в последний момент. А с октября продлить пребывание стало можно только по письму из посольства.

Многие, включая нас, с большим трудом и нервотрёпкой «продлились». А многие улетели, и тоже с трудом — надёжных рейсов по-прежнему не было. «Вывозные» закончились, а регулярные, и без того немногочисленные, постоянно отменяли. Но мы решили оставаться любой ценой и остались, собрав все бумажки.

Чуть позже тайское правительство сменило гнев на милость и разрешило продлеваться уже без письма. Скоро поедем в очередной раз решать этот вопрос.

Работа

Мы оба занимаемся коммерческой ретушью, хоть и в разных областях. Я обрабатываю фото для интернет-магазинов, а Паша — для рекламы и журналов. Весной вся индустрия накрылась медным тазом вместе с фотостудиями. Работы не стало.

Помощи никакой тоже не было. Паша, как ИП, не получил ничего, а мне, как самозанятой, государство дало небольшой бонус на уплату налогов, но его на хлеб не намажешь. Что касается заказов, то только с середины лета начало что-то появляться. Хотя сейчас могу сказать, что октябрь был такой насыщенный, будто и нет «второй волны».

Благодаря накоплениям и умеренному образу жизни вопрос заработка остро не стоял. Но без работы лично я не могу, скучно. Поэтому стала преподавать английский по скайпу на некоммерческой основе. Паша предлагал некоторым старым клиентам ретушировать бесплатно, потому что иначе теряется навык.

Сейчас такой проблемы нет, работы много. Мы уже третий год не живём постоянно на одном месте и зарабатываем на жизнь удалённо.

В англоязычных странах таких людей называют цифровыми кочевниками. У нас проще — мы считаемся бездельниками.

Перемены в жизни

В локдаун мы начали делать компьютерную игру, вернее, визуальную новеллу. И на неё ушло огромное количество времени, почти год. Паша писал музыку, а я делала всё остальное — графику, код, сценарий, текст. Пляж всё равно был закрыт до середины лета. 

Новелла недавно вышла, называется «Чок-чок, зубы на крючок». Во многом именно благодаря карантину она получилась такой проработанной — больше просто нечем было заняться.

С лета основную часть ограничений сняли, в закрытой стране неоткуда было взяться большому количеству зараженных. Мы переехали сначала в один город, потом в другой. Проблем, кроме квестов с продлением виз, не было. 

Наша жизнь за прошедший год тоже почти не изменилась. Раньше мы переезжали из страны в страну примерно каждые три месяца, теперь делаем это в пределах одной страны. Живём как обычные люди, работа (дома) и дом. Разве что на улице не бывает меньше 25 градусов, и до пляжа идти несколько сотен метров.

Застрявшие на Шри-Ланке

Актёры, основатели Школы Импровизации Юрия Кляцкина, занимаются бизнесом в сфере видеопродакшн, актёрского мастерства и импровизации
Откуда: Киев, Украина
Где застряли: Унаватуна, Шри-Ланка
Когда застряли: с 10 марта по 10 июня

Начало приключений

Мы улетали 9 марта ночью. Предпосылок, что нас может что-то задержать в пути не было. Даже билеты покупали не за год, а за пару недель, хотя сам отпуск планировали с сентября. 10-го утром мы уже были на Шри и из аэропорта Коломбо сразу уехали в Дамбуллу, вглубь страны. 

Жильё выбирали по дороге, когда купили местную сим-карту. Оказалось, что мы бронируем номер в отеле у водителя, который нас вёз. Это было удивительно. Мы пробыли в Дамбулле три дня, затем уехали ещё чуть глубже в Сигирию. У нас был план: провести неделю в горах и ещё неделю у океана. Там всё и началось.

Мы приехали к океану, поселились в Мириссе и поехали на первый урок сёрфинга в соседний городок Велигаму. А когда вернулись, узнали, что Украина с 17 марта закрывает границы. У нас же обратные билеты на 23-е. Поменять что-то невозможно, всё разобрали. Да и всё равно бы не успели добраться. Решили, что задерживаемся не сильно, так что домой пустить должны.

Кажется, с того момента мы и начали вести свой «тревел-блог» через все украинские новостные телеканалы. Мы мониторили новости, записывали обращения к власти, делали прямые трансляции.

Закрытие границ, комендантский час

На следующее утро пошли плавать в океане. Когда возвращались к завтраку в отель, какой-то англичанин стал нам кричать: “Curfew time, let's go shopping”. Что происходит, непонятно. Уже в отеле хозяин сообщил, что вводится комендантский час — с 6 вечера и не ясно до когда нельзя выходить на улицу. 

Мы спросили, можно ли будет ходить к океану (отель на второй линиии) и можно ли готовить (номера без кухни). В общем, в этот же день переехали в другое место, в город Унаватуна на первую линию, где и прожили до июня. Всего мы провели на Шри-Ланке три месяца вместо двух недель. 

В первые несколько дней в Уне всё было закрыто. Шри-Ланка военная страна и комендантский час тут серьёзный. По улицам постоянно ходили военные и полицейские патрули. Выйти никуда было нельзя, даже на пляж. Пляж в Унаватуне, где проводились вечеринки, кипела жизнь и всегда было битком народу, совершенно опустел.

Реакция местных 

У ланкийцев есть особенность. В семь вечера тут все садятся у телевизора слушать новости. И то, что сказали по ТВ, для них истина и закон. Сказали, что туристы это плохо, значит плохо. Сказали, что хорошо, значит хорошо. В нашем же случае про туристов сначала вообще ничего не сказали. При этом все были в потерянном состоянии, запуганы, никто ничего не понимал. Так что реакция вначале была не очень.

Нам кричали вслед, обзывали «корона», могли манго вдогонку кинуть или даже камень.

Разумеется, это в те дни, когда раз в неделю выпускали за продуктами с 5 утра до 2 часов дня. Потом опять всё было на «крфью». А если ты нарушаешь, на тебя пишут жалобу. Ланкийцы очень любят писать жалобы на соседей, прямо кайфуют от этого.

Постепенно в Уне, где в целом привыкли к туристам, стало спокойнее. Мы в своём Fool Moon чувствовали себя прекрасно. Владелец оказался известным во всём округе юристом. В отель приходила полиция, они садились пить кофе, разговаривали. 

В итоге мы все раззнакомились, нас пускали купаться в океане, стали переводить нам местные новости. А в новостях сказали, чтобы всем туристам сделали адекватные цены на продукты и не придирались. Это было в апреле.

Визы, действия властей

Визы всем продлили автоматически, без поездки в Коломбо. При этом власти понимали, что у туристов проблемы с финансами, и не требовали визовый сбор. Его нужно будет оплатить только при повторном въезде в страну. За наши три месяца вышло что-то около 45 долларов с человека, мы заплатили их при вылете. Кто не мог, не платил.

Выезду не препятствовали, но уехать можно было только если страны сами забирали своих граждан. Многие «застрявшие» украинцы тут вспомнят так называемые «эвакуационные» рейсы в 2–3 раза дороже обычных, без адекватных условий перелёта. Люди мёрзли, прилетали домой больными, считали, что у них ковид. 

К безопасности в стране отнеслись очень серьёзно. Без маски не выйдешь, везде патрули. В магазинах стоял человек, который отвечал за дезинфектор, и брызгал всем на руки. Все исправно дезинфицировались. 

Ланкийцы даже разработали стартап — переносные умывальники с водой и мылом. Они стоили порядка 60 долларов. Каждый владелец бизнеса, даже небольшого, мог позволить себе поставить на улице у входа этот умывальник. Пользовались все, не только посетители.

Работа, отношения, перемены в жизни

В Киеве мы с мужем, теперь уже первым (он просил не называть его «бывшим», и я с ним согласна), затерялись между бизнесом, деятельностью, друзьями. Были везде, но по факту нас самих для себя не было. 

На Шри-Ланке, когда всё случилось, мы решили остановиться и наконец посмотреть каждый на свою жизнь и на нашу совместную. Стали уделять время самим себе, много обсуждать, проговаривать. Иногда лежали на пляже и ничего не делали. Я читала, занималась английским, рисовала, медитировала.

Было понятно, что жизнь уже не будет прежней. Перед отъездом мы начали развивать свой бизнес в Украине, планировали много съёмок Школы и личные съёмки в проектах, один из которых уже вышел на телеканале СТБ. У нас всё было расписано до Нового года. В итоге потеряли очень много денег да и других ресурсов. Но честно обретаем себя.

То, что мы будем отдельно с Юрой, решили ещё на Шри. Сейчас находимся на этапе трансформации отношений. Мы по-прежнему любим и уважаем друг друга, но каждому нужно восстановиться. А дальше посмотрим. Я выходила из бизнеса, сейчас возвращаюсь и собираюсь строить новый, всё очень стремительно меняется. И точно к лучшему!

Застрявшие в Новой Зеландии

Актёры и тренеры плейбек-театра, путешественники
Откуда: Цюрих, Швейцария; Донецк, Украина
Где застряли: Коромандел, Новая Зеландия
Когда застряли: с февраля по июнь

Начало приключений

Знали ли мы о риске застрять в пути? Нет. Тогда никто ничего толком не знал ни о ковиде, ни, тем более, о возможном локдауне. У нас были билеты туда и обратно. Туда на 27 января, обратно — на начало апреля. Когда прилетели в Окленд, помню меня удивил в аэропорту выносной офис туристической компании. На улице стоял столик столик с брошюрами и почему-то санитайзер. Это показалось необычным, но не более. Всё работало — рестораны, кафе, галереи, музеи. Никаких признаков, что что-то не так.

Локдаун

Локдаун был объявлен в конце марта. Нас предупредили за неделю. Мы в это время путешествовали по стране в кемпере (доме на колёсах). За день до тотального закрытия всего мы приехали в кемп, который находился недалеко от дома нашей новозеландской подруги Тины. Вообще мы поехали в НЗ, потому что давно обещали её навестить.

Тина живёт на полуострове Коромандел неподалёку от горячих источников и в обычное время сдаёт комнату туристам. И вдруг локдаун, и мы написали ей: всё, едем к тебе. Конечно, она и так знала, что мы приедем. Просто не так быстро и не так надолго.  

Горячие источники Hot Water Beach очень любопытное место. И наш кемп находился на этих источниках. Система такая: идёшь в туристический центр, где тебе дают лопату, если нет своей, затем идёшь на пляж и роешь яму в песке рядом с водой. Можно выкопать ямку буквально полметра глубиной и она наполнится очень горячей водой. 

Происходит это из-за вулканов вокруг и горячей магмы в недрах, которая подогревает минеральные воды. Вода в ямке может быть настолько горячей, что в неё невозможно опуститься. Тогда нужно прокопать маленькую канавку из океана, по которой будет течь холодная вода, и получится полноценная минеральная ванна.

Мы остановились в лагере на одну ночь. Но все, кто не смог уехать и кому не повезло иметь рядом подругу, вынуждены были остаться на все 3 или 4 недели жёсткого локдауна. При этом в лагере закрыли общую лаунж-зону и перестали пускать на пляж. Также мы общались с людьми, которые застряли в гостинице в аэропорту Окленда. Все общественные места закрыты, выйти никуда нельзя, они были очень недовольны. 

Так что, если бы не было Тины, нам было бы очень грустно.

Виза

Местные власти сработали прекрасно и автоматически продлили визы. Мы с Кариной поначалу перепугались, и Карина заказала себе новую. Но ей, как гражданке Швейцарии, это легко. Мне же, как гражданину Украины, напротив, очень сложно. К счастью, сразу после того как Карина отправила документы, а я только начал процесс, пришло письмо от правительства. Всем гостям страны продлили визы до сентября.

Жизнь на карантине в новозеландской деревне

На следующий день мы приехали к Тине в её маленькую деревушку. Маленькая значит, что все друг друга видят, все друг друга знают и сразу замечают чужаков.

Новозеландцы невероятно дружелюбные люди, так было до коронавирусной истерии. Но за несколько дней до локдауна мы имели неприятный опыт на одной из стоянок по пути. Происходило в это в другой маленькой деревне. А, надо понимать, что в Новой Зеландии в принципе всё очень маленькое, местечковое. Наша стоянка находилась даже не в самом населённом пункте, а поодаль, на берегу океана.

Так вот ночью в кемп приехали местные с битами — выгонять туристов. Мол, «понаехали, разносите коронавирус, уезжайте отсюда». Правда мы в этот момент спали и обо всём узнали только утром от соседей по стоянке.

К счастью, это был единичный случай. Но в гостях у Тины мы всё равно старались соблюдать границы, чтобы не нервировать местных.

Во время локдауна разрешили гулять в радиусе 2–3 км вокруг дома. Мы даже взяли в аренду велосипеды, катались в окрестностях, поднимались в гору, ходили в лес, ездили на местные пляжи. Делали всё осторожно, но в целом были свободны.

Перед единственным в деревне магазином (большим супермаркетом) иногда выстраивалась очередь. Внутрь пускали не больше 5 человек одновременно. В остальном всё было комфортно.

Мы организовали три плейбек-перформанса. Это было необычно для всего сообщества. Раньше участники не могли себе представить, чтобы плейбек проходил онлайн. Это, по определению, такой живой театр. Но вот всех «закрыли», нужно что-то делать. И сразу появилось много новых форм, решений, творческих моментов. Так что мы тоже присоединились к этому движению. К тому же мы «застряли» вдвоём и были одними немногих, кто находился вместе физически. Остальные театры работали каждый из своей квартиры.

Три истории путешественников, которые застряли в раю

Поделиться

0 коммент.:

Отправка комментария